Все документы

Статья 49 СК РФ. Установление отцовства в судебном порядке

В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.

Комментарий к ст. 49 СК РФ

  1. 1

    В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии их совместного заявления о признании отцовства происхождение ребенка от конкретного лица устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, а также других лиц, указанных в законе. Установление отцовства в таких случаях осуществляется в исковом порядке по правилам гражданского процессуального законодательства. В большинстве случаев истцом является мать ребенка, а ответчиком лицо, которое, по мнению матери, является его отцом.

    О порядке рассмотрения дел об установлении отцовства см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами дел об установлении отцовства и взыскании алиментов". Как отмечено в п. 3 указанного Постановления, если совершеннолетний ребенок признан недееспособным, то заявление об установлении отцовства он может подать с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства.

    Если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в органы записи актов гражданского состояния, суд выясняет, не означает ли это признание ответчиком своего отцовства, и, исходя из правил ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, обсуждает вопрос о возможности принятия признания ответчиком иска и вынесения в соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ решения об удовлетворении заявленных требований.

    Важно подчеркнуть, что суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица (ст. 49 СК РФ). В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" также отмечено, что в отношении детей, родившихся после введения в действие Семейного кодекса РФ (т.е. 1 марта 1996 г. и после этой даты), суд, исходя из ст. 49 СК РФ, принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. К таким доказательствам относятся любые фактические данные, установленные с использованием средств доказывания, перечисленных в ст. 55 ГПК РФ.

    В отличие от ранее действовавшего законодательства Семейный кодекс не содержит четкого перечня обстоятельств, которые должны приниматься во внимание судом при вынесении решения по делу об установлении отцовства. Вместе с тем эти обстоятельства, несомненно, будут учитываться при рассмотрении конкретных дел. К их числу относятся:

    совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и его предполагаемым отцом в момент зачатия ребенка;

    совместное воспитание или содержание ребенка его матерью и предполагаемым отцом;

    признание ответчиком отцовства, с достоверностью подтвержденное доказательствами;

    свидетельские показания и другие доказательства.

    Согласно ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ к доказательствам относятся объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. К доказательствам могут относиться письма, анкеты, заявления, показания свидетелей, вещественные доказательства, другие фактические данные (например, бесплодие мужа, нахождение в командировке во время зачатия и др.).

    Это означает, что суд в данном случае может использовать все известные современной науке методы и средства, чтобы установить отцовство, в том числе и судебно-медицинские экспертизы. С помощью судебно-медицинских экспертиз могут быть установлены время зачатия (судебно-гинекологическая экспертиза), способность ответчика иметь детей, наличие (отсутствие) родственной связи с ребенком (биологическая, молекулярно-генетическая экспертиза).

    Таким образом, любые новые открытия, помогающие со 100-процентной точностью устанавливать происхождение ребенка от конкретного лица, могут быть использованы судом. В частности, в качестве таковой признается генная дактилоскопия (ее точность составляет 99,99 процента), однако последняя является достаточно дорогостоящей и в силу этого не является доступной для всех. При ее осуществлении для доказательной идентификации человека и установления его кровнородственных связей при судебно-экспертном исследовании вещественных доказательств выявляют индивидуализирующие признаки на уровне генетической матрицы человека - клеточной ДНК.

    Таким образом, в отличие от ранее действовавшего семейного законодательства (ч. 2 ст. 48 КоБС РСФСР) для установления происхождения ребенка суд должен установить единственный факт - любое доказательство, с достоверностью подтверждающее происхождение ребенка от конкретного лица.

    Судебно-гинекологическая экспертиза необходима в случаях, когда ответчик утверждает, что не мог во время зачатия находиться в близких отношениях с матерью ребенка, например в связи с отъездом в командировку и т.д. При проведении экспертизы исследуются медицинские документы: индивидуальная карта беременной, история родов, индивидуальная карта новорожденного.

    Судебно-биологическая и молекулярно-генетическая экспертизы проводятся в соответствии с Инструкцией по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 24 апреля 2003 г. N 161, и Методическими указаниями N 2001/4 "Применение молекулярно-генетической индивидуализирующей системы на основе полиморфизно-нуклеотидных последовательностей митохондральной ДНК в судебно-медицинской экспертизе идентификации личности и установления биологического родства", утвержденными Минздравом России от 25 января 2001 г.