Все документы

Статья 61 КВВТ РФ. Права и обязанности арендодателя при аренде судна с экипажем

1. Арендодатель обязан обеспечить пригодность судна для целей, предусмотренных договором аренды, укомплектование экипажем и надлежащее снаряжение судна, а также безопасную техническую эксплуатацию судна, содержание его экипажа и наличие предусмотренных законодательством в области внутреннего водного транспорта Российской Федерации судовых документов в соответствии с целями аренды.

2. Члены экипажа судна являются работниками арендодателя и подчиняются его распоряжениям, касающимся управления и технической эксплуатации судна.

В договоре аренды судна с экипажем не могут содержаться положения, противоречащие трудовым договорам (контрактам) членов экипажа и коллективному договору (соглашению).

3. Ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным судном, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель в соответствии с законодательством Российской Федерации. Арендодатель вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора.

4. В случае, если арендодатель не является собственником судна, он обязан извещать собственника судна обо всех заключенных в отношении данного судна договорах аренды и субаренды. Арендодатель несет ответственность за безопасную эксплуатацию судна и выполняет функции судовладельца, предусмотренные настоящим Кодексом.

Комментарий к ст. 61 КВВТ РФ

  1. 1

    По виду принуждения меры пресечения делятся на физически-принудительные и психологически-принудительные. Физически-принудительные меры пресечения - домашний арест (ст. 107) и заключение под стражу (ст. 108) - сопряжены с принудительным пребыванием обвиняемого, подозреваемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц, т.е. данные меры физически (против воли и желания заинтересованных лиц), непосредственно ограничивают право на свободу и личную неприкосновенность, гарантированное ст. 22 Конституции РФ. По этой причине они избираются и применяются только судом в состязательной процедуре и на конкретный, специально установленный срок. Общность данной группы мер пресечения была подтверждена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 06.12.2011 N 27-П по делу о проверке конституционности ст. 107 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина.

    Остальные меры пресечения - психологически-принудительные - ограничивают свободу обвиняемого (подозреваемого) психическим воздействием. Эти меры не связаны с изоляцией от общества, не посягают на само ядро прав, гарантированных статьей 22 Конституции РФ, и обычно связаны с некоторыми условиями их осуществления, а также сопряжены с ограничением права, предусмотренного статьей 27 Конституции РФ (ч. 1), - свободно передвигаться, выбирать место пребывания на территории РФ. Психологически-принудительные меры избираются и применяются в пределах сроков предварительного расследования и судебного разбирательства и при согласии заинтересованных лиц (а иногда только при их ходатайстве). "Добровольный" характер исполнения данных мер позволяет избирать их в розыскной процедуре (органам уголовного преследования без предварительного судебного разрешения), поскольку дача согласия (или отказ в этом) в какой-то степени уравнивает стороны. Однако это подобие равноправия "сторон" не гарантирует от злоупотреблений, поэтому последующий судебный контроль над избранием мер пресечения (ст. 125 УПК) трудно переоценить.

    Психологически-принудительные меры пресечения регулируются Стандартными минимальными правилами ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятыми Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.1990 N 45/110. Согласно п. 3.4 этих Правил не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого (подозреваемого) и которые применяются до формального разбирательства или суда или вместо них, требуют согласия обвиняемого (подозреваемого).

  2. 2

    Сущность психологически-принудительных мер пресечения состоит в том, что на обвиняемого (подозреваемого) возлагается моральное обязательство надлежащего поведения.

  3. 3

    Все психологически-принудительные меры пресечения обеспечиваются угрозой применения более строгой меры пресечения в случае процессуальных нарушений со стороны обвиняемого или подозреваемого (ст. 110).