Все документы

Статья 172 КТМ РФ. Утрата права на ограничение ответственности

1. Перевозчик не имеет права на ограничение ответственности, предусмотренное статьей 170 настоящего Кодекса, если доказано, что утрата или повреждение принятого для перевозки груза либо просрочка его доставки явились результатом его собственного действия или собственного бездействия, совершенных умышленно или по грубой неосторожности.

2. Работник и агент перевозчика не имеют права на ограничение ответственности, предусмотренное пунктом 2 статьи 171 настоящего Кодекса, если доказано, что утрата или повреждение принятого для перевозки груза либо просрочка его доставки явились результатом их собственных действий или собственного бездействия, совершенных умышленно или по грубой неосторожности.

Комментарий к ст. 172 КТМ РФ

  1. 1

    По виду принуждения меры пресечения делятся на физически-принудительные и психологически-принудительные. Физически-принудительные меры пресечения - домашний арест (ст. 107) и заключение под стражу (ст. 108) - сопряжены с принудительным пребыванием обвиняемого, подозреваемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц, т.е. данные меры физически (против воли и желания заинтересованных лиц), непосредственно ограничивают право на свободу и личную неприкосновенность, гарантированное ст. 22 Конституции РФ. По этой причине они избираются и применяются только судом в состязательной процедуре и на конкретный, специально установленный срок. Общность данной группы мер пресечения была подтверждена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 06.12.2011 N 27-П по делу о проверке конституционности ст. 107 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина.

    Остальные меры пресечения - психологически-принудительные - ограничивают свободу обвиняемого (подозреваемого) психическим воздействием. Эти меры не связаны с изоляцией от общества, не посягают на само ядро прав, гарантированных статьей 22 Конституции РФ, и обычно связаны с некоторыми условиями их осуществления, а также сопряжены с ограничением права, предусмотренного статьей 27 Конституции РФ (ч. 1), - свободно передвигаться, выбирать место пребывания на территории РФ. Психологически-принудительные меры избираются и применяются в пределах сроков предварительного расследования и судебного разбирательства и при согласии заинтересованных лиц (а иногда только при их ходатайстве). "Добровольный" характер исполнения данных мер позволяет избирать их в розыскной процедуре (органам уголовного преследования без предварительного судебного разрешения), поскольку дача согласия (или отказ в этом) в какой-то степени уравнивает стороны. Однако это подобие равноправия "сторон" не гарантирует от злоупотреблений, поэтому последующий судебный контроль над избранием мер пресечения (ст. 125 УПК) трудно переоценить.

    Психологически-принудительные меры пресечения регулируются Стандартными минимальными правилами ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятыми Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.1990 N 45/110. Согласно п. 3.4 этих Правил не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого (подозреваемого) и которые применяются до формального разбирательства или суда или вместо них, требуют согласия обвиняемого (подозреваемого).

  2. 2

    Сущность психологически-принудительных мер пресечения состоит в том, что на обвиняемого (подозреваемого) возлагается моральное обязательство надлежащего поведения.

  3. 3

    Все психологически-принудительные меры пресечения обеспечиваются угрозой применения более строгой меры пресечения в случае процессуальных нарушений со стороны обвиняемого или подозреваемого (ст. 110).