Все документы

Статья 2.2 КоАП РФ. Формы вины

1. Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

2. Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Комментарий к ст. 2.2 КоАП РФ

  1. 1

    Формы вины, определяемые ч. 1, 2 комментируемой статьи, устанавливают правовые критерии умысла и неосторожности применительно к деянию, совершенному физическим лицом (о квалификации вины в деянии юридического лица см. п. 3 комментария к ст. 2.1 КоАП).

  2. 2

    Часть 1 комментируемой статьи устанавливает две разновидности умышленного деяния, различия которых обусловлены психоэмоциональной реакцией нарушителя, свидетельствующей о его оценке содеянного: для прямого умысла характерно осознанное действие или бездействие нарушителя, при котором лицо предвидит вредоносность деяния и желает причинения вреда. Аналогичным образом наличие прямого умысла в деянии физического лица характеризует п. 2 ст. 110 НК; согласно ч. 2 ст. 25 УК при квалификации прямого умысла необходимо установить, что нарушитель предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий.

    Для прямого умысла свойственны целенаправленные, волевые поступки; вредоносность деяния в этом случае характеризуется наиболее тяжкими общественно опасными последствиями. При бездействии с указанной формой вины необходимо подтвердить, что лицо сознательно уклоняется от исполнения возложенных на него обязанностей, желает причинения вреда правоохраняемым интересам физического лица и (или) общегосударственным интересам, осознавая негативные последствия деяния.

    На начальной стадии административного производства, как правило, нет необходимости в подтверждении того, что действие (бездействие) лица характеризуется наличием вины именно в форме прямого умысла, однако выявление указанных признаков необходимо при квалификации деяния, например при оценке обстоятельств, отягчающих ответственность за административные правонарушения.

  3. 3

    Согласно комментируемой статье при косвенном (эвентуальном) умысле лицо желает или сознательно допускает причинение общественно опасных последствий. Определение эвентуального умысла подтверждает возможность более точной оценки виновности деяния: согласно ч. 3 ст. 25 УК данная форма вины характеризуется тем, что лицо осознавало вредоносность деяния, "не желало, но сознательно допускало" наступление общественно опасных последствий "либо относилось к ним безразлично".

    В данном случае имеются правовые предпосылки для разграничения прямого и косвенного умысла. По смыслу ч. 1 комментируемой статьи это сопряжено с объективными трудностями и зависит от лингвистического истолкования союза "или", употребляемого в противительном или соединительном значении; поскольку в последнем значении обе формы умышленной вины тождественны друг другу, необходимо исходить из того, что законодатель основывался на противительном значении.

    Нарушитель не желает причинения вреда, но оценка деяния характеризует его безразличие к возможности наступления общественно опасных последствий, которые при более устойчивом правосознании лица можно было бы предотвратить; во всяком случае, установление этого факта имеет существенные юридические последствия и может привести к применению более мягких административных санкций (см. п. 2 ч. 1 ст. 4.2 КоАП).

    Таким образом, разграничение форм умышленной вины в случае административного проступка возможно при оценке квалифицирующих признаков, установление которых необходимо в процессе административного производства: наличие или отсутствие обстоятельств, смягчающих либо отягчающих ответственность, позволяет установить, действовал ли нарушитель осознанно, с намерением причинить вред.