Все документы

Статья 147 КАС РФ. Участие переводчика

1. Суд может привлечь к участию в судебном разбирательстве переводчика по своей инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле. Вопрос о выборе кандидатуры переводчика разрешается судом с учетом мнения лиц, участвующих в деле.

2. Переводчику разъясняются его права и обязанности, предусмотренные статьей 52 настоящего Кодекса.

3. Переводчик предупреждается об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации, за заведомо неправильный перевод и дает подписку об этом, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Комментарий к ст. 147 КАС РФ

  1. 1

    В ч. 1 комментируемой статьи закреплены положения, корреспондирующие с нормами двух статей КАС - ст. ст. 12 и 52. Соглашаясь в принципе с указанными нормами КАС, следует отметить, что помещение их в статью, посвященную процедуре разъяснения переводчику его прав и обязанностей, вызывает определенные возражения, поскольку вопросы, связанные со статусом того или иного субъекта процесса, не должны разрешаться нормами института, регулирующими конкретную стадию процесса. Более правильным, на наш взгляд, было бы регулирование порядка привлечения переводчика в процесс в ст. 52 КАС. Не вполне понятна логика законодателя в части наделения суда правом привлечения переводчика по своей инициативе. В этой части положение комментируемой статьи идет дальше, нежели правило ст. 12 КАС, где говорится лишь об обязанности суда обеспечить лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется административное судопроизводство, право пользоваться услугами переводчика в порядке, установленном КАС. Возникает вопрос: может ли суд навязать кому-либо из участников процесса право пользоваться услугами переводчика? С точки зрения диспозитивности такой подход вызывает возражения. Однако если исходить из публично-правового интереса надлежащего отправления правосудия и учитывать цель участия переводчика в процессе - оказание содействия суду в отправлении правосудия путем осуществления квалифицированного перевода, то наделение суда указанным дискреционным полномочием выглядит оправданно.

  2. 2

    Если в деле участвует лицо, не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство, то уже первые действия после открытия судебного заседания должны быть разъяснены ему на родном языке, иначе лицо, не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство, будет лишено возможности активно защищать свои интересы в процессе. Поэтому сразу после открытия судебного заседания и проверки явки участников процесса председательствующий должен разъяснить переводчику его права и обязанности, указанные в законе, и предупредить об ответственности за заведомо неправильный перевод. Уклонение переводчика от явки в суд или от исполнения своих обязанностей может повлечь за собой наложение судом штрафа в размере до 5 тыс. руб. (ч. 7 ст. 52, ч. 1 ст. 122 КАС).

    В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи переводчик должен быть предупрежден об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод. Статья 307 УК предусматривает в этом случае штраф в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до трех месяцев. Если переводчик в ходе судебного разбирательства до вынесения решения суда добровольно заявит о заведомо неправильном переводе, то он освобождается от уголовной ответственности (данное правило относится также к свидетелю, потерпевшему, эксперту и специалисту, если ими были даны соответственно ложные показания или заключения).

  3. 3

    О разъяснении переводчику его прав и обязанностей делается запись в протоколе судебного заседания (п. 6 ч. 3 ст. 205 КАС). При этом у переводчика отбирается подписка о том, что ему разъяснены права и обязанности, а также ответственность за заведомо неправильный перевод, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Именно такой способ отобрания расписки (хотя законодатель в данном случае использует термин "подписка") предусматривает КАС. О возможности отобрания расписки в виде подписи под соответствующей записью в протоколе судебного заседания КАС не упоминает.